Перейти к основному содержанию

kinodeti-rodars@mail.ru

+7 (977) 803-07-71 +7 (499) 181-14-78

Знаменитые люди

Андрей Тарковский

Запад кричит: «Это я! Смотрите на меня! Послушайте, как я страдаю, как я люблю! Как я несчастлив, как я суетлив! Я! Мое! Мне! Меня!» Восток ни слова о самом себе! Полное растворение в Боге, Природе, Времени. Найти себя во всем! Скрыть в себе все!

Цитата из книги Запечатленное время

Квентин Тарантино

Диалоги, мать твою, — это моя фишка, сечёшь, нет? Это то, чем я занимаюсь! Я уважаю мнение людей, но выйти с моего фильма и сказать: «Слишком много диалогов», — это такая же тупость, как сказать это, посмотрев пьесу Теннесси Уильямса или Дэвида Хейра, мать их. Нельзя быть моим грёбаным поклонником и не любить моих диалогов. Между прочим, каждый мой фильм критиковали за то, что в них долгие скучные диалоги. Кроме, разве что первой части «Убить Билла», где сплошное мочилово.

Бернардо Бертолуччи

Я снимал «Под покровом небес» на краю Сахары и однажды в крошечной деревушке на юго-западе Алжира зашёл посмотреть прелестную маленькую часовню, о которой заботились несколько католических монахов. Она была построена так, чтобы свет заходящего солнца всегда оказывался в раме дверного проема. Как раз у входной двери стояла кропильница, в которую вместо воды поместили песок. В пустыне песок считается самой чистой и непорочной стихией в мире. Мусульмане когда молятся, подстилают под колени коврик, в пустыне встают прямо на песок.

Федерико Феллини

телевидении зрелище не носит характера священнодействия. Тут уж не публика покидает свой дом и идет к тебе, а ты идешь к публике: одно это ставит тебя в подчиненное положение. И куда, главное, ты приходишь? Может, там возникает желанная близость, позволяющая рассчитывать на то, что твои слова дойдут до зрителя самым непосредственным образом? Ничуть не бывало! Оказывается прежде всего нужно преодолеть хозяйские! замашки зрителя. Кто хозяин телевизора, тот хозяин телевидения.

Грета Гарбо

История моей жизни — это история чёрных ходов, боковых дверей, секретных лифтов и прочих путей входа и выхода, позволяющих избежать людской назойливости.

Именно те, кто нас любят такими, какие мы есть, всегда ждут от нас чего-то большего, а значит — перемен.